Сайт ГДЗ онлайн
Авторизация

Комплимент как риторический жанр

Рейтинг:
(голосов: 201)
ГДЗ сайт 22-09-2017, 14:17 Рефераты 0 комментариев
ковых словарях, изданных еще до 1917 года, комплименту дается несколько иное определение: «Комплимент – учтивые слова, выраженные изустно или письменно; приветствие» (словарь церковнославянского и русского языка 1867). А «Новый и полный российскофранконемецкий словарь, сочиненый и дополненный по словарю Росcийской Академии» 1813 года под комплиментом понимает еще и поклон. Из этого следует, что в 19 веке комплимент отождествлялся как с вежливыми словами, так и с приветствием и поклоном.
  Чтобы объяснить эти расхождения в толковании одного и того же понятия, проследим этимологию данного слова. Анализ имеющихся в нашем распоряжении словарей, позволяет представить ее следующим образом. Первоначально из латинского языка старофранцузским и староиспанским был заимствован глагол complēre, образованный от глагола plēre префиксальным способом. Он означает 'наполнять’,’заполнять’, ‘внушать’, ‘преисполнять’, ‘выполнять’, ‘совершать’, ‘завершать’, ‘исполнять’ и др. В испанском языке в результате деривации глагола complir со значениями ‘выполнять’,‘исполнять’, возникло существительное complimientо – ‘выполнение’, ‘исполнение’. Чуть позже к ним присоединились переносные значения ‘изобилие’, ‘чрезмерность’, ‘преувеличение’. Они были образованы, очевидно, от латинского прилагательного plēnum со значениями ‘полный’, ‘наполненный’, ‘преисполненный’. Учитывая темперамент южан и их склонность к преувеличениям, похвалам и лести, лексема cоmplimientо стала отждествляться с проявлением вежливости, воспитанности и уважения к другим. В конце концов негативная коннотация сменилась положительной со значением ‘вежливые, учтивые слова’, ‘свидетельство любезности, галантности’ и использовалась, в основном, в придворном церемониале. Очевидно тогда же под комплиментом стали понимать еще и приветствие. Возможно, приветствие и поклон в сознании людей того времени отождествлялись, поскольку первое неизменно сопровождалось вторым.
  Следует отметить, что сегодня глагол complir и существительное cоmplimientо несколько видоизменились. Это объяснятеся тем, что архаичный префикс com изменился на префикс cum  .
  Во французском языке глагол complir со значениями ‘заканчивать’, ‘завершать’ просуществовал до конца 16 века. Затем, в результате деривации возникло существительное compliment со значениями ‘завершение’, ‘окончание’. Для второго значения – ‘вежливые, учтивые слова’ – исходной явилась лексема испанского языка complimientо (сегодня – cumplimientо). Первое зафиксированное употребление этого значения относится к 1604 году. А первое употребеление слова комплимент в значении ‘поклон', 'приветствие' к 1634 году.
  Широкое распространение искусство комплимента как обязательная форма придворного этикета получило при дворе Людовика XIV. В минуете комплимент считался неприменным атрибутом танца и приобрел характер целой специальной речи, произносимой на его протяжении. Таким образом, развитие значений слова «комплимент» происходило в испанском языке. Затем они проникли во французский и посредством последнего вошли в массовое употребление в немецком языке: в первое десятилетие 17 века в значении ‘придворный, вежливый, изящный поклон’,  с 1623 года ‘устной или письменной похвалы’, ’выражения уважения’ и ‘доказательства прекрасных манер’, а с 1646 года в значении ‘лестный отзыв’. Первые единичные случаи употребления слова комплимент относятся уже к 1595 и 1598 годам и являются случайными заимствованиями из испанского языка.
  Следует, пожалуй, отметить, что комплимент как элемент речевого действия и воздействия был по достоинству оценен уже в 17 веке: в 1623 году в Германии появились первые письмакомплименты (das Complimentbrief), а чуть позже и первый сборник комплиментов (das Complimentbuchlein).
  В начале 18 века лексема «комплимент» вошла в лексический состав русского языка и впервые появилась в бумагах Петра I  1701 – 1702 гг. Единого написания не было: «кумплюмент», «кумплемент», «куплюмент» и «куплемент».
  На вопрос о том, из какого языка русский заимствовал слово «комплимент» пока трудно ответить однозначно. Большинство словарей утверждает, что это французское слово и споры касаются, в основном, вопроса о  его прямом или опосредованном заимствовании. Так, например, М.Фасмер утверждает, что слово пришло в русский язык посредством немецкого или итальянского. В.Даль – что оно пришло из немецкого языка, а «Словарь русского языка» в 4х  томах утверждает, что оно французское. Принимая во внимание все выше сказанное, наиболее убедительной нам представляется точка зрения М.Фасмера. Однако, учитывая русский вариант фонетического оформления лексемы и принимая во внимание то, что в период, когда слово вошло в лексический состав языка, политические, экономические и культурные связи России были более тесными именно с Германией, а не с Италией, мы позволим себе не согласиться с утверждением М.Фасмера о том, что языком посредником мог явиться итальянский язык.
  Немаловажным свидетельством того, что лексема появилась в русском языке посредством именно немецкого языка, на наш взгляд, является и то, что в России в начале 18 века появилось руководство по этикету «Приклады, како пишутся комплименты разныя», созданное по аналогии с немецкими письмамикомплиментами.
  В конце 19 – начале 20 веков отождествление комплимента с поклоном, а затем и с приветствием, восходящими к испанскому языку, русским языком были утрачены и употреблялось только по традиции: «при появлении нового гостя встают и делают комплимент и даже в том случае, когда вновь прибывший не замечает это, и повторяют этот поклон при ближайшей встрече с ним. Находясь с кемнибудь в беседе, новому гостю кланяются оборотясь к нему всем корпусом, но никак не боком. При подобных комплиментах во всяком случае не становятся спиною к бывшему своему собеседнику» (Светский благовоспитанный молодой человек 1898).
  В немецком языке эти значения также были утрачены. Во французском слово комплимент  стало обозначать три понятия: приветствие, комплимент и поздравление.
  В испанском языке cоmplimientо обозначает ‘выполнение’, ‘исполнение’; ‘окончание’, ‘завершение’, ‘вежливое предложение’. Только прилагательное cоmplido в значении ‘любезный’, ‘учтивый’; ‘любезность’, ‘вежливость’; ‘комплимент' и глагол cumplir – ‘исполнение долга вежливости по отношению к комулибо’ сохранили интересующие нас значения (Испанскорусский фразеологический словарь 1985: 209). Таким образом, расхождение в толковании комплимента объясняется утратой некоторых значений лексемы, а именно ‘приветствие’ и ‘поклон’, как следствие изменившихся этикетных норм поведения в обществе.
  Исходя из всего выше сказанного, этимология слова комплимент представляется нам следующим образом: Латинский > испанский > французский > немецкий > русский.



История изучения комплимента.


   Из выше сказанного следует, что лексема “комплимент” в европейских языках появилась только в начале 17 а в России в начале 18 века. Поэтому объектом специального изучения и освещения в литературе комплимент мог стать  начиная с этого времени.
   Однако не стоит забывать о том, что интересующее нас понятие является синонимом похвалы – одной из основных целей эпидейктической речи. Следовательно, целесообразным будет обратиться к рассмотрению ее особенностей. Описание эпидейктической речи впервые представлено в труде Аристотеля «Риторика». В зависимости от адресата и цели произнесения речи, Аристотель выделяет три рода риторических речей: совещательные, судебные и эпидейктические. Целью эпидейктической речи он называет похвалу или хулу, а объектом произнесения хвалы – прекрасное и добродетель.
   Проблема прекрасного является одной из главных проблем риторической эстетики Аристотеля. Он говорит о том, что важно не прекрасное само по себе, а его желательность. Следовательно, риторика, целью которой является убеждение, должна убедить когото в красоте того или иного предмета или человека. Кроме того, важно доказать, что данный предмет  вполне достоин похвалы и при этом совершенно не обязательно, чтобы красота была реально присуща ему. Достаточно убедить слушателя в желательности данного предмета и он станет восприниматься как прекрасный. Следует также отметить, что для Аристотеля прекрасным является прежде всего полезное для других.
   Автор «Риторики» отмечает, что прекрасное, «будучи желательно само ради себя, заслуживает еще и похвалы, или что, будучи благом, приятно потому, что оно благо. Если таково содержание понятия прекрасного, то добродетель есть прекрасное» и, следовательно, заслуживает похвалы. Однако добродетель представляется Аристотелем дифференцировано, и, значит, все виды добродетели: справедливость, мужество, благоразумие, щедрость, великодушие, бескорыстие, кротость, рассудительность, мудрость – прекрасны и заслуживают похвалы.  
   Древнегреческий ритор подчеркивает, что прекрасным является то, что есть только в одном человеке и людей, обладающих крайней степенью какогонибудь качества, нужно принимать за людей, обладающих добродетелями.
   При произнесении похвалы особое внимание следует уделять тому, среди кого произносится похвала и восхвалять то свойство человека, которое наиболее ценится у людей данного класса. В случае, если не находишь что сказать о человеке самом по себе, Аристотель советует сравнить его с другими, но только с людьми знаменитыми, так как «если он окажется лучше людей, достойных уважения, его достоинства от этого только выиграют».
  Автор «Риторики» уравнивает совет и похвалу, мотивируя это тем, что то, что в совете служит поучением, при изменении способа выражения может стать похвалой. «Так что, когда хочешь хвалить, посмотри, что бы ты мог посоветовать, а когда хочешь дать совет, посмотри, что бы ты мог похвалить».
  При похвале допускается преувеличение, так как похвала имеет дело с понятием превосходства, которое является прекрасным. Вообще же преувеличение больше всего подходит к эпидейктическим речам, потому что «оратор имеет дело с деяниями, признаными за неоспоримый факт; ему остается  только облечь их величием и красотой».
  Для произносящего эпидейктическую речь предпочтительным является настоящее время, так как похвала или хула произносится по поводу чегонибудь существующего. Что касается стиля – другой основной проблемы риторики Аристотеля,    то здесь главным, с его точки зрения, является ясность: если речь не ясна, она не достигнет цели. В эпидейктической речи уместен средний стиль, предназанченный для того, чтобы усладить слушателя. Если говорить о лексической системе речи, то здесь автор «Риторики» рекомендует использовать общеупотребительные слова, избегать употребления сложных слов, делающих речь холодной, и необычных выражений, которые могут быть неверно истолкованы.
  При составлении и произнесении эпидейктической речи необходимо очень внимательно относится к синонимам, так как «разные слова представляют предмет не в одном и том же свете». С использованием метафор, сравнений и эпитетов также следует быть очень осторожным – их нужно употреблять по аналогии, а не заимствовать. Эпидейктическая речь должна состоять из следующих частей: предисловия (диспозиции), рассказа (наррации), доказательства (инвенции) и заключения.
  Диспозиция может быть трех видов: прямой, косвенной или резко эмоциональной. Она слагается из похвалы, хулы, убеждения, обращения, которые  должны быть связаны с содержанием речи. Вообще же в предисловии эпидейктической речи Аристотель рекомендует сразу изложить все, что хочешь доказать.
Вторая часть – наррация – должна отвечать следующим требованиям:
1. повествование должно затрагивать только основные факты, имеющие непосредственное отношение к теме;
2. факты должны быть правдоподобными;
3. наррация должна быть краткой и четкой;
4. наррация должна сопровождаться описанием для оживления сухих фактов;
5. при описании следует избегать расплывчатости и излишних деталей.
  Третью часть – инвенцию – следует направлять по спорному пункту. В эпидейктической речи им является преувеличение, которое используется для оценки прекрасного и полезного. Необходимо помнить так же о том, что доказательства следует не столько умножать, сколько взвешивать. Кроме того, следует отбрасывать аргументы, которые могут быть опровергнуты.
  В последней части – заключении – оратор подводит итог тому, на основе чего строилось доказательство.   Изучив особенности эпидейктической речи, можно сделать вывод о том, какие требования должны были предъявляться к комплименту как малой форме эпидейктической речи.
1. Объектом комплимента является то, что заслуживает похвалы.
2. Адресатом комплимента становится тот, кто обладает какойлибо добродетелью, то есть крайней степенью какогонибудь положительного качества.
3. Произнося комплимент, говорящий должен учитывать адресата.
4. Для комплиментов наиболее характерно использование таких тропов как  метафора, сравнение, эпитеты и градация.
5. Как малая форма эпидейктической речи комплимент в идеале  должен состоять из четырех частей: предисловия, рассказа, доказательства и заключения.
  Такими были основные требования к эпидейктической речи в античной риторике и со временем они практически не изменились. Это объясняется тем, что наиболее последовательное изучение и развитие эпидейктической речи наблюдается именно в античности. Немаловажную роль в этом сыграло и то, что начиная с IV века до н.э. и вплоть до эпохи Возрождения риторика использовалась в основном для составления и произнесения политических речей и для церковного проповедничества (Ножин).
  Не составила исключения и русская риторика. Здесь, до конца 17 века, ведущую роль играли дидактические «Поучения» и хвалебные «Слова», «составленные по канонам византийского ораторства», сочетающимися с народной устноречевой традицией и южнославянскими риторическимии традициями (Лихачев).
  Начиная с конца 17 века русская риторика, а вместе с ней и эпидейктическая речь, вступили в новую веху своего развития. Светское красноречие вновь стало актуальным. Причиной этого послужила реформаторская деятельность Петра I. С введением новых светских форм развлечений и, в частности, ассамблей, широкое распространение в этот перод получили правила хорошего тона. Именно в связи с этим в 1708 году появилась книга «Приклады, како пишутся комплименты разныя». В ней приводились образцы формул, которыми следует начинать письмо, выражать свои чувства к даме, формулы, удобные для заключения письма, а также образцы интимной, поздравительной и официальной переписки (Орлов).
  На основе этого мы можем сделать вывод о том, что в 18 веке использование комплимента ограничивалось сферой эпистолярной речи.  В 19 веке сфера использования  комплимента значительно расширилась. Он стал элементом устного этикетного общения и трактовался как особенная форма похвалы, знак склонности и привязанности.
  На основе изученной литературы о светском этикете (Хороший тон 1881; Правила светской жизни и этикета 1889; Светский благовоспитанный молодой человек 1898; Книгге 1994 ; Гильти 1898; Светский человек, изучивший свод законов общественных и светских приличий 1880 и др.), можно четко выделить требования, предъявляемые к использованию этого речевого жанра в 19 веке.
1. В первую очередь, руководства по этикету советовали избегать говорить комплименты тем людям, с которыми мы знакомы лишь шапочно, или же быть в этом отношении очень осторожными и разборчивыми (Хороший тон 1881).
2. Делать комплименты барышне мужчина мог только тогда, когда «вполне уверился в расположении к себе девушки» (Светский благовоспитанный молодой человек 1898). Если же он не уверен в ее симпатии к нему, «никогда не должен льстить ей, так как грубая похвала приводит девушку к убеждению, что она имеет дело с пустым человеком, слову которого нельзя верить».
3. Молодым девушкам и женщинам из скромности запрещалось делать комплименты, «из опасения стать в неловкое положение» (Правила светской жизни и этикета 1889).
4. Комплименты между мужчинами были не только неприняты, но и считались неприличными, по крайней мере в тех случаях, когда они не сопровождались легкой иронией, то есть не облекались в форму невинной шутки (Правила светской жизни и этикета 1889).
5. Слыша похвалу родителям, молодые люди должны были отвечать, благодаря и скромно подтверждая эту похвалу, но ни в коем случае ничего не добавлять (Правила светской жизни и этикета 1889).
  В книгах о хорошем тоне настоятельно рекомендовалось не        отждествлять комплимент с лестью, четко дифференцируя их:      «Комплиментами называют те любезности, которые говорят лицам по какомулибо поводу, вернее сознательно преувеличенный отзыв о качествах лица, с целью доставить ему удовольствие, но не ради извлечения выгоды, чем отличается от лести» (Светский благовоспитанный молодой человек 1898).  Лесть сторого     осуждалась и должна была возмущать каждого порядочного человека (Правила светской жизни и этикета 1889).
  Следует, пожалуй, отметить, что для определения понятия «комплимент» в современных толковых словарях, например в «Словаре современого русского языка» в 4х томах, в «Словаре русского языка» С.И. Ожегова и др., используется лексема «лестный». Хотя она и является дериватом от существительного «лесть», имеющего отрицательную коннотацию, одновременно является синонимом прилагательного «приятный» и сопровождается положительной коннотацией: «Лестный – содержащий похвалу, одобрение; дающий удовлетворение самолюбию» (Ожегов). Таким образом, понятие «комплимента» и «лести» противопоставляются как выражение реального существующих достоинств собеседника, целью которого является доставить удовольствие собеседнику, не предполагая собственной выгоды, и восхваления несуществующих или сильно преувеличенных достоинств собеседника, с целью извлечь выгоду.
  Однако, на наш взгляд, граница между комплиментом и лестью является довольно забкой и зависит от коммуникативной ситуации и самих коммуникантов, точнее от их возрастных и социальных характеристик, а также от личных взаимоотношений адресанта и адресата.
  Немаловажным, на наш взгляд, является и то, что происходит дифференцирование комплимента и похвалы. Так, например, О. С. Иссерс говорит о том, что для похвалы основной целью является положительная оценка, а для комплимента – сообщить о благорасположении. Исследователь отмечает, что «для похвалы показателем успешности … является принятие оценки, показаетелем неудачи – ее отклонение», «для комплимента даже несогласие адресата с говорящим не означает неуспеха…», а также утверждает, что похвала предполагает оценку качеств, знаний, умений адресата и чтобы получить похвалу, нужно совершить нечто, проявив себя с положительной стороны. Комплимент же не ограничен в этом плане.
  После Октябрьской революции 1917 года в русском обществе произошла смена системы ценностей и в центре внимания оказались совсем иные идеалы. В результате этого вплоть до 80х годов комплимент не являлся объектом пристального внимания и специального изучения. Однако уже начиная с начала 80х годов наблюдается рост интереса к данному речевому жанру. В этот период комплимент в лингводидактическом аспекте изучался Н. И. Формановской и Акишиной А. А.
  Начиная с этого же времени сначала зарубежная лингвистика, а затем и современная русистика заинтересовались комплиментом с прагматической стороны.  К этому привела, очевидно, тенденция к предельному упрощению интересующего нас риторического жанра. В рамках прагматики комплимент рассматривается как одна из многочисленных речевых тактик. Ее цель – установление контакта и поддержание добрых отношений.
  В последние годы комплиментом в целях обучения искусству делового общения стала активно интересоваться практическая психология. Она рассматривает комплимент как необходимый компонент создания доверительной тональности общения, способствующий его эффективности.
  Требования к искусству комплимента как элементу этикета в конце 20 века координально изменились. Это объяснятеся тенденцией к американизации российского образа жизни и, следовательно, построению норм межличностных взаимоотношений по американскому образу и подобию. Поэтому в современных пособиях по этикету комплименты рекомендуется делать как можно чаще и всем, «кто хоть в малейшей степени достоин доброго слова» (Шейнов).



Комплимент, как компонент риторического идеала.


  Как риторический жанр комплимент должен расматриваться через призму культурноречевых традиций, находящих свое воплощение в риторическом идеале. Риторическим идеалом назвают систему общих требований к речи и речевому поведению, исторически сложившуюся в той или иной культуре и отражающую систему ее этических и эстетических ценностей.
  Одним из важнейших компонентов национальной культуры, а, следовательно, и риторического идеала, является коммуникативное поведение народа. Под коммуникативным поведением понимают правила и традиции общения той или иной лингвокультурной общности. Оно, как правило, имеет ярко выраженную национальнуют окраску. Следовательно,  комплимент будет обладать национальной спецификой. Национальнокультурные особенности находят воплощение в таком понятии как менталитет. С этой позиции нам кажется целесообразным обратиться к рассмотрению особенностей русского национального характера, который влияет на коммуникативное поведение и, соответственно, на риторический идеал.                               
  По мнению этнопсихологов особенности менталитета одного этносоциума наиболее ярко проявляются в сопоставлении с особенностями менталитета другого. С точки зрения функционирования комплимента в условиях Латвии логичным будет, по нашему мнению, обратиться к рассмотрению особенностей русского и латышского менталитетов. Однако прежде следует разграничить близкие понятия, а именно «национальный характер» и «менталитет», которые используются в научной литературе и являются для нас ключевыми.
  При определении национального характера за основу мы возьмем определение В.Иорданского. Он говорит о том, что под национальным характером следует понимать поведенческую модель, типичную для данного народа и обусловленную единством общественного сознания, общностью системы надличностных коллективных представлений о мире, обществе, личности и нормах поведения человека. Национальный характер не наследуется, а приобретается в процессе воспитания. По мнению М. Габдулафаровой большинство определенных черт характера, таких, как трудолюбие, патриотизм, мужество, целеустремленность и др., являются общечеловеческими. Следовательно, речь может идти не о монопольном обладании той или иной чертой характера, а только лишь о степени выраженности и специфике ее проявления.
  В последнее время для обозначения психологических особенностей этнических общностей понятие «национальный характер» вытесняется понятием «менталитет» или «ментальность». Под менталитетом понимают систему образов, лежащих в основе представлений о мире и о своем месте в этом мире и, следовательно, определяющих  поступки и поведение людей. Ментальностью называют менталитет конкретной эпохи, группы или класса людей.
  Поскольку нас интересует рассмотрение комплимента с позиций русского риторического идеала, на формирование которого влияют особенности национального мировоззрения, а не его причины, то, исходя из выше сказанного, ключевым понятием для нас становится понятие национального характера, а не ментальности или менталитета. На формирование характера человека влияет множество факторов – начиная от места его проживания и заканчивая его социальной и профессиональной принадлежностью. Однако существуют некоторые доминанты национального характера, которые относительно стабильны и модальны для большинства представителей данной этнической общности. “Измеряемой” формой проявления национального характера являются национальные стереотипы.
  При определении доминантных черт русского национального характера, за основу мы возьмем результат социологического опроса 2125 петербуржцев, посвященный анализу автостереотипов (т.е. мнения русских о русском характере), проведенного З.В. Сикевич,  статью И.А. Стернина “Коммуникативное поведение как предмет описания” и статью Л.Б. Трушиной “Диалог культур при профессиональном общении бизнесменов”.
  Русских считают необычайно эмоциональным народом, отличающимся спонтанностью поведения, честностью, искренностью, предельной откровенностью и открытостью. Главными чертами русского человека называют доброту, щедрость, широту души, гуманность и безхитростность. Именно они, на наш взгляд, обусловливают такие черты коммуникативного поведения русских, как несдержаность в проявлении эмоций, допустимость обсуждения в обществе сугубо личных проблем и, в связи с этим, тематическое разнообразие общения.
  Русские трудолюбивы, выносливы, талантливы, любопытны, но, как отмечает Л. Б. Трушина, для них характерна некоторая порывистость в труде, быстрая утомляемость от ежедневной, непрерывной, планомерной работы. Это, в свою очередь, приводит к наличию в русском характере таких черт как безалаберность, безответственность и лень. Следует также отметить, что под «русским» трудолюбием понимают прежде всего честное и ответственное исполнение своих обязанностей, а не инициативность, независимость и стремление выделиться из коллектива. В связи с последним заметим, что тенденция к конформизму вообще своейственна русским.
  Для русского народа характерен групповой стереотип поведения, т.е. установка на других, и присущие представителям данного этноса гостеприимство, терпимость, радушие, добродушие, отзывчивость, милосердие, внимание к людям и доверчивость. Это обусловливает любовь русских к общению, в том числе и с незнакомыми людьми, а также «коллективность» общения, т.е. стремление включить всех присутствующих и включиться самим в процесс коммуникации. Л.Б. Трушина говорит о том, что одной из главных добродетелей русских является смирение. Однако в  данном случае имеется в виду не внутреннее ощущение человека, а принятая форма самовыражения. Русские отличаются довольно высокой степенью закомплексованности, склонностью к самобичеванию, недовольству собой. Очевидна тенденция к преувеличению своих недостатков, самокритике и самоиронии. Однако русские горды и довольно чувствительны, поэтому  любая критика со стророны воспринимается ими болезненно, а нередко и агрессивно. И не смотря на все это, как отмечает И.А. Стернин, русские любят поговорить о себе, высказать свое мнение, стремятся завладеть вниманием и доминировать в разговоре.
  Русские очень патриотичны, однако открытая демонстрация этого чувства не приветствуется и даже может вызвать насмешку. Опрос, проведенный З.В. Сикевич, показывает, что для представителей русской этнической общности характерны долготерпение, самоотверженность, стойкость, выдержка, а также интернационализм, коллективизм и преданность идеям. И наряду с этим они склонны к бездействию, пассивности и нерешительности. Основные психологические типы  – сангвиники и холерики. Таким образом, как отмечает З.В. Сикевич, если мы попатаемся нарисовать образ типичного русского, то получим портрет человека, обладающего следующими чертами характера: доверчивость, гостеприимсто, доброта, трудолюбие, терпение, патриотизм, широта души, дружелюбие, лень, безалаберность, отзывчивость, открытость, простота, пьянство, сострадание, терпимость, честность, щедрость.
  Далее, опираясь на исследования латышских ученых о специфике национального характера, рассмотрим типичные черты представителей латышской нации и попытаемя составить «портрет» человека данного этноса. Материалом для исследования послужили:
сравнительносопоставительный анализ доминантных черт латышского национального характера в исследованиях ученых 19201990 годов, произведенный профессором А. Карповой (Dabas un vēstures kalendārs 1993: 214 – 219);
статья Райпулиса Ю. «Būtiskās latviešu īpašības» (Dabas un vēstures kalendārs 1993: 208 – 207).
результаты опроса представителей латышской интеллигенции на вопрос о трех главных чертах латышского характера, в течение полугода проводимый газетой «Literatūra un Māksla;
исследование Ю.А. Студента «Latviešu raksturs» (Bērna, pusaudža un jaunieša psiholoģija. R., 1935);
беседа Гунты Таборе с доцентом Латвийской Медицинской академии Гунтой Анцане (Neatkarīga Avīze 19983001: 16);
беседа Ольги Старовойтовой с преподавателем кафедры психологии Латвийского университета Иолантой Чиханович (Rīgas Balss 19981309: 16);
статья  доктора педагогических наук Дзидры Мейкшане «Latviešu mentalitāte» (Skola un ģimene 1989 №7: 11).
  На  их основе мы выделили следующие доминантные черты латышского национального характера.
  Основной чертой латышского характера  исследователи и опрошенные назвали индивидуализм и тенденцию полагаться на самого себя. Представители данной этнической общности в основном сдержанны, замкнуты, немногословны. Особенноя ярко эти черты проявляются в отношениях с незнакомыми или малознакомыми людьми. Латыши стремятся к соблюдению дистанции между коммуникантами, крайне редко вступают в разговор с незнакомыми людьми в общественных местах, зачастую настроены к чужим недружелюбно. Однако с друзьями открыты и доверяют им больше, чем своим родным. Это обусловливает тематическую табуированность в процессе коммуникации.
  У латышей, в отличие от русских, нет так называемого культа детей – считается непринятым баловать их, открыто выказывать свою любовь к ним и особенно хвалит их посторонним. Вообще для представителей данной нации не характерно бурное проявление эмоций, они апеллириуют к разуму, а не чувствам. Поэтому среди латышей особенно ценится сдержанность и самообладание.
  К главным чертам национального характера латышей относят также трудолюбие, упорство, выносливость, работоспособность, основательность и прилежность.
  По историческим причинам представителей данного этноса характерезует обостренное чувство национальной принадлежности и тенденция к знанию и соблюдению национальных традиций. Кроме этого латыши довольно консервативны. Как отмечают все исследователи и опрошенные, для латышского национального характера свойственны такие отрицательные качества как завистливость, эгоизм, неуживчивость, недоброжелательность, малоинициативность и мелочность. Основные психологические типы – меланхолики и флегматики. Исходя из всего выше сказанного «портрет» типичного латыша представляется нам следующим: индивидуализм, сдержанность, замкнутость, трудолюбие, национализм, консерватизм, работоспособность, основательность, прилежность, упорство, выносливость, эгоизм, неуживчивость, завистливость, недоброжелательность, самообладание, пассивность, мелочность,
  Следует, пожалуй, особо сказать о том, как русские и латыши понимают категорию вежливости, которая будучи интернациональноя, является еще и национально специфичной. Как отмечает Иоланта Чиханович, с позиции русского человека вежливость проявляется в моментальном стремлении помочь, поддержать человека, попавшего в затруднительную ситуацию. С точки зрения латышей вежливость – это, прежде всего, тактичное поведение. У представителей данной нации считается неприличным навязывать свою помощь. В результате «латышскую» вежливость русские воспринимают как прохладную, латыши «русскую»   как насилие.
  Кроме того, русская и латышская культуры относятся к различным типам культур. Т. Г. Стефаненко говорит о том, что существуют значительные различия в том, как используются средства коммуникации в межличностном общении у представителей индивидуалистических и коллективистических культур. Представители индивидуалистических культур, к которым мы относим латышскую культуру, больше внимания обращают на содержание сообщения. На то, что сказано, а не на то – как, их коммуникация в слабой степени зависит от контекста. Такие культуры называют низкоконтекстными.
  В высоконтестных культурах, к числу которых относят  русскую культуру, при передачи информации коммуниканты склонны в большей степени обращать внимание на контекст сообщения, на то, с кем и при какой ситуации происходит общение. Эта особенность проявляется в придании особой значимости форме сообщения, тому, как, а не тому, что сказано.    
  Приведенные социальнопсихологические «портреты» представителей русской и латышской нации, позволяют сделать нам следующие выводы.
  Обладая такими общечеловеческими ценностями как патриотизм, трудолюбие, упорство, доброта, радушие, вежливость и другие, у русских и латышей приобладают различные приоритеты. Так, например, русские радушны, отзывчивы, дружелюбны, открыты по отношению абсолютно ко всем – начиная от незнакомых людей и заканчивая родными. Латыши же данные качества проявляют только по отношению к близким друзьям. С незнакомыми или малознакомыми людьми они холодны, замкнуты, сдержаны, а нередко и недружелюбны.
  В связи с этим, в коммуникативном процессе русские проявляют себя более эмоционально. Они активно включаются и действуют в процессе общения, стремятся доминировать в разговоре. Латыши в коммуникативном общении занимают пассивную позицию, стремятся к соблюдению дистанции между коммуникантами и неохотно вступают в процесс общения.
  Для обоих народов характерна высокая степень патриотизма, но понимается он поразному. Для русских патриотизм – это, прежде всего, верность и привязанность к Родине. При этом они не зависят от национальности населяющих территорию России. Латыши под патриотизмом понимают прежде всего обостренное чувство национальной принадлежности, гордость от сознания этой принадлежности, а также знание и соблюдение национальных традиций.
  Главные отличия между русским и латышским национальными характерами состоят в отношении к труду и в межличностных отношениях. Представители латышской нации отличаются высокой степенью трудолюбия, роботоспособностью, прилежностью, основательностью и упорством. В противоположность им, русских, не смотря на их трудолюбие, характерезуют как ленивых, безалаберных и безответственных людей, быстро устающих от однообразной работы.
  Что касается межличностных отношений, то здесь представители  русского этноса проявляют себя  как более добрые, гостеприимные, щедрые, отзывчивые и сострадательные люди. Однако их желание помочь, стремление быть нужными и полезными для других, представителями других наций часто воспринимается как навязчивость. Латышей же отличает высокая степень индивидуализма, стремление полагаться только на себя, боязнь быть зависимыми, а также эгоизм и мелочность. Поэтому их понимание вежливости зачастую воспринимается как холодность.
  На основе изучения черт национальных характеров русских и латышей  мы можем сформулировать следующую гипотезу.
  Различия в чертах национального характера обусловливает национальную специфику комплимента. Национальноспецифичными могут быть:
частота употребления данного риторического жанра;
его адресаты;
цели комплимента;
основные адресаты;
объекты комплиментов;
степень развернутости и экспрессивности.
Справедливость данной гипотезы были проверили методом анкетирования.



Анализ речевой структуры  комплимента.


  Наблюдая за процессом анкетирования, мы обратили внимание на то, что при выборе ответов решающую роль мог сыграть тот фактор, что основное функционирование индивида происходит в неродной лингвокультурной общности, т.е. если большую часть времени он проводит с представителями другой нации. В опросе приняло участие 200 человек – 100 русских и столько же латышей. Анализ результатов анкетирования показал, что из общего количества опрошенных, комплименты гораздо чаще делают русские (61%), чем латыши (41%). Обращает на себя внимание тот факт, что довольно велик процент тех, кто делает комплименты редко – 36% русских и 43% латышей. Однако, не смотря на это, только 3% респондентов, родным языком которых является русский язык, утверждают, что не делают комплиме
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код с картинки:*
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Авторизация